orlovanatalya: (Default)
Смотрящая телевизор 2 высота 200

- Я не одета, - мрачно говорит Мур.

Это означает а)мы опять внезапно куда-то собрались; б)на работу мы ходим голышом – или в чем попало поверх норковых манто.

Я ее понимаю. Тут мы в гостях играли в словесные «ассоциации» - надо было переворачивать песочные часы и объяснять друзьям значение слов, которые они и так знают. Я успешно выступила в команде «Красивые» против команды «Умные» и опозорилась два раза: когда на словосочетание «костный мозг» смогла придумать только «высосать» и посмотрела на мужа; и когда объяснила меньше слов, чем игравший с нами девятилетний мальчик. Он очень разумно сассоциативил, например, слово «дезодорант»:Read more... )
orlovanatalya: (Default)
"Философ Барух Спиноза (1632-1677) - его обычно называют Бенедикт (или Бенто) де Спиноза -зарабатывал на жизнь шлифованием оптических стекол. Самые важные годы своей недолгой жизни он посвятил написанию книг "Трактат об усовершенствовании разума" и "Этика", которые были опубликованы лишь после его смерти. Вещи и воспоминания, оставшиеся от других, свидетельствуют о том, что философ еще и рисовал. Рисовать ему нравилось. Он повсюду носил с собой блокнот. После его внезапной смерти - возможно, от силикоза, вызванного шлифованием линз, - его друзьям удалось сохранить письма, рукописи, записки, однако блокнот они, по-видимому, не нашли. А если нашли, то потом он пропал"... Внезапно сегодня купила книгу Джона Берджера "Блокнот Бенто. Как зарождается импульс что-нибудь нарисовать?". то наслаждение. И там вот такие иллюстрации...
Read more... )За внезапную радость внезапное спасибо Анне Несмеевой книга попалась на глаза после круглого стола о внутренних коммуникациях в магазине "Республика", так что, Аня, спасибо за все, что ты делаешь для профессии, а еще и за неведомые тебе приятные минуты, которые ты мне сегодня доставила. К слову, попутно прихватила новую обложку для ipada, старое-то корыто совсем развалилось, и мне кажется, это тоже повод для радости: она вот такая...
Read more... )
orlovanatalya: (Default)
Поссорились. И я швырнула сковородку с шипящими отбивными (не в мужа, в мусорку) и эмигрировала из кухни. Муж утром гордо пошел сам готовить себе завтрак. Но, по неопытности, другую сковородку не нашел и жарил глазунью в крышке от кастрюли.
Так смеялась, что незаметно помирились.
Закрепили перемирие обедом.
Теперь он поминутно заглядывает в холодильник и восторженно шепчет: "Есть еще перемена блюд!"

Очевидно, со сковородой у меня связано что-то сакральное. Давным-давно, лет семь назад, когда я парила в одиноком меджумужье, один приличный, по моим расчетам, гость, повел себя так, что пришлось обороняться. Слава богу, хорошей посуды у меня тогда за ненадобностью не было. На дешевой сковороде осталась заметная вмятина. Подруги умоляли не выкидывать орудие защиты чести и достоинства и сохранить в назидание: мол, эта боевая сковорода укрепляет их веру в справедливость.

А я представляла, как на следственном эксперименте со сковородки будут снимать не только мои отпечатки пальцев, но и отпечаток головы нападавшего.

Чувствуется, что мы на классике воспитаны - впечатано на уровне инстинктов:

Без меня не унывай! Чаще фикус поливай!
Хошь - играй на балалайке, Хошь - на пяльцах вышивай!
Ну а сунется такой, Кто нарушит твой покой, -
Мне тебя учить не надо: Сковородка под рукой!..


Так что я только на вид безопасная: не стоит злить, когда рядом тяжелые предметы с удобной ручкой.

Людей с мятыми головами к порогу прошу не подкидывать - это не мое.

PS. Да живы все, живы. Но ходят в касках)))

сковородки
orlovanatalya: (Default)
Подругамояяночка рассказала прекрасное. Она, по ее определению, снова «вышла замуж, ну, то есть, не то чтобы вдруг, конечно...» (для особо любопытных – третий брак «не то чтобы вдруг» случился после десятилетнего совместного проживания). И, представляете, возвращается Подругамояяночка из свадебного путешествия, а наглый испанский таможенник требует предъявить шмотки по чеку таксфри. «Откуда ж я знаю, где они?» - возмутилась Яночка.

Таможенник опешил, а я б вот ваще не удивилась. Врезка курсивом. Как-то Янка позвала меня в гости, довезла из спортзала до дома, не нашла в сумке ключей, вернулась в спортзал, ключей не нашла, позвонила мужу, попросила встретить, опять довезла меня до дома, сварила пельменей, обсудила со мной, что нечего надеть и все мужики сволочи, пошла меня провожать, не могла найти в сумке очки, вытряхнула ее на пол до дна и - неожиданно нашла ключи. А в другой раз ввалилась ко мне из аэропорта с криком: «У тебя пила какая-нибудь есть? Будем пилить чемодан. Он чужой».

Read more... )
яна
orlovanatalya: (Default)
С одной девочкой мы в пионерском лагере рядом спали. В смысле, кровати были - в одном углу. Молчаливая, незаметная, ляжет тихо, на две резиновых бигудишки прядочки у висков на ночь завьет. Тихоня. Родители ко мне приехали, спрашивают, мол, весело? С кем ты тут подружилась? Я на Свету показываю – воооон, видите? Да вот, та, в беседке сидит, скромная, ну такая, с завлекалочками.

Папа фыркнул: ага, завлекалочки – верный признак скромности. Но девочка в кудряшках

Read more... )


orlovanatalya: (Default)
Ну и что, что косая сажень в плечах, профиль суровый, как у ледокола «Ямал» и боевые награды. Это вы просто не знаете, какой на самом деле ранимый мне муж достался. И всего-то два дня по травмпунктам и страховым компаниям со мной после похода по родному краю мотается, а уже на будущий год в сплав идти не хочет. Во сне вздрогнул и сказал: «Поспи, рано грести». А утром тревожно посмотрел в ясное небо и зачем-то взял на работу пропахшую дымом куртку.
Коля
Он и нынче-то ни на какой рафтинг ехать не хотел. Пыхтел, грелся, объяснял мне про тяготы строительства бани на даче и капризы свежезалитого фундамента, про то, что в офицерском прошлом выспался под брезентом на шишках на всю оставшуюся жизнь и искренне привязан к нашему ортопедическому матрасу, про благородный труд, без которого мамонта в пещеру своей маленькой жене не притащишь, и что поход, где десяток теток, один ребенок и только пятеро нормальных мужиков – это тоска смертная. Но за день до сплава позвонила наша подруга: мол, ее супруг одну не отпускает, поскольку женщин и дома-то надо все время спасать, а в лесу они очевидная добыча. Представив, как я падаю в пропасть\попадаю в зубы к волку\тону в омуте\остаюсь жить в деревне староверов под Тверью, муж тяжко вздохнул и купил новенькую колоду карт – играть после спасения жены из когтей медведя длинными лесными вечерами в покер с нормальными мужиками. Знал бы он, где соломки подстелить…
Read more... )





orlovanatalya: (Default)

Тетеньки-квартирные хозяйки считают родителей жиличек-студентов своим домашним уполномоченным горсобесом.  "Мне дочь учить надо", - доверительно сказала тетенька, в третий раз за год повышая цену за то, что моя дочь каждую ночь приходит спать в кровать, которая стоит на принадлежащих тетеньке  благословенных кв.метрах. На вопрос, почему тетенькину дочь надо обязательно учить за счет моей, тетенька загадочно промолчала. Намекая на возможность моих собственных умозаключений. Я пыталась искать ответ сама,  но

Read more... )
orlovanatalya: (Default)

Малахов, наверно, дядька добрый, но мне он, диетолог доморощенный, однажды здорово подпортил отпуск. Я-то ведь как люблю: на вакации сесть на белый пароход или белый самолет, и по синему морю или по синему небу. Ну кто, кто тогда, тринадцать лет назад подсунул мне какую-то книжицу некого перца, который советовал жить в голоде, но в гармонии с собой? Взаимопонимания ни с внешним миром, ни со своим внутренним у меня на тот момент не было - как и денег на белый самолетопараход, ублажить душу не удалось, поэтому отпуск я решила посвятить своему маленькому телу. Так сказать, параллельному внутреннему миру. Для такого децл-объема немножко усилий - и ты уже в гармонии, несмотря на голод.

Тогда мы еще ели чеснок только для вкуса, а не от облысения коленок. До эры Малахова на Первом канале было далеко, Проклова еще была очаровательно курноса,  старушки еще не делились секретами замачивания проросших корней стрихнинового дерева от стенокардии со всей страной, а пили свои антибиотики из шелухи одуванчиков индивидуально. То есть противоядия и иммунитета у меня еще не было, и я повелась как дура.

Read more... )
orlovanatalya: (Default)
У одной моей приятельницы есть родственник. А у него есть имя. И не какое попало, как у нас с вами, а Варфаломей. Разумеется, и человек вырос такой же: большой, красивый и толстый, с черными кудрями, а не как мы с вами. Вот даже очень большой, очень красивый и очень толстый, с очень черными кудрями. Недостаток у Варфаломея только один и, по сравнению с ним самим, крошечный: богатырь слегка глуховат. Вот даже нихрена, вобщем, не слышит. В целом его это только украшает, потому что он пропускает мимо ушей всякие глупости, но коту однажды, прямо скажем, не повезло. Только не спрашивайте, при чем тут кот, потому что всем ясно: неизбежное рано или поздно должно случиться. И когда уж Варфаломей наступил коту на хвост - это не как мы с вами, это целая история. Песня, можно сказать. Песня с переходом на ультразвук. И не только песня, но и картина. Картина такая: в центре комнаты монументальный Варфаломей, попирающий пятой дракона расплющенный хвост. Продолжение хвоста в форме орущего ультазвуком кота висит в воздухе, стремясь унестись куда-то под кровать, к Млечному пути, где кошачий рай и нет тяжелых дядек. А случайные свидетели замерли в искореженных позах, как Бондарчук в фильме "Обитаемый остров", закрыв уши руками и подвывая коту. 

С недоумением глядя на корчащуюся толпу Варфаломей вдруг задумчиво сказал: 

"Где-то кошка кричит". 

Кот вырвался, а толпа продолжила корчится)

Вот уже март прошел и апрель во всю ивановскую шелестит календарем, а февраль все не кончается. И я каждый день просыпаюсь и слушаю: Чу? Где-то кошки кричат? Идет ли весна?

Кому как, может, вам повезло, а мне, по сравнению с Варфаломеем, нечем похвастаться. Как это в "Том самом Мюнхаузене"? - иметь в Германии фамилию Мюллер, все равно, что не иметь никакой. У меня родная тетя - Наташа. Дочь ее младшая, кузина моя - аналогично. И даже моя собственная дочь родилась и тут же стала Наташей. Многочисленные дальние родственницы-наташи учету и запоминанию не поддаются, так и живут. В общем, у нас в семье это не имя, а гендерный указатель: мол, вот опять родилась девочка, надо же ее как-то звать. Звать, впрочем, тоже не получается: даже китайцам легче - у них, говорят, с фамилиями туго, зато имен много, и если бабушка кого-то с кухни зовет, то все же можно разобрать, кому бежать. А у нас либо на кухню на клич бежит все стадо разновозрастных бизонов, либо, переглянувшись, никто не пошевелится (если мыть посуду - так это не меня). 

Для таких тяжелых фронтовых условий моя остроумная тетушка когда-то придумала простую классификацию. Она отважно предложила себя звать Теткой-Натальей, меня - Натальей-Старшей, кузину Наташей-Большой, а мою мелкую Натальюшкой-Маленькой. За время, пока младшие на полметра перерастали старших и сами становились изрядными тетями, классификация обрастала всякими производными из налипших прозвищ и фантазий домашних, не напрягающих память запоминанием каталога Наташ. 

К моему нынешнему дню рождения тетушка изобрела новую систему идентификации родственниц. "Дети ваши еще "зеленые", - сообщила она мне по телефону из Владика, - Вы с сестрами - "поспелые". А мы с Люсенькой (курсив, это моя мама) - "подержаные". И захохотала так заливисто, будто Владивосток переехал в соседнюю комнату. Я чуть не стала варфаломеем на одно ухо. 

Не нашла фотографии, где все наши-наташи вчетвером рядом - всегда кто-то, оказывается, прячется под кровать, в кошачий рай, где никто на хвост не наступит. Зато нашла смешные фотки, где мелкая не на полметра меня выше, да и мне до стадии поспелости лет двадцать. 

Пусть уже, наконец, подснежники зацветут, и кошки закричат, и девушки созреют. 

Весна же, апрель. 



ps: А за историю с хвостом спасибо Лене Черновой. Лен, я все художественно переврала, но уж так хочется весны, и чтоб коты службу несли. Надеюсь, когда-нибудь ты это все нарисуешь. Кота так и слышу вижу. 

Ну уж тыбзить так тыбзить, Лена талантливый и именитый аниматор, посмотрите  волшебный мультик, чтоб сегодня никому не скучно было. Благодаря мульту я ненадолго почувствовала себя прекрасным Варфаломеем: 5 утра, муж спит, смотрю без звука:-)


orlovanatalya: (Default)
Я тут не живу. Но вновь и вновь сюда возвращаюсь. Для меня этот городок входит в мои топ-10-мира. И в ранешние времена, я читала, было дофига народу, даже из царей, кто со мной бы согласился. 
Read more... )

orlovanatalya: (Default)
В венгерском языке двадцать падежей, и одно слово может иметь 238 форм. И как на нем умудряются говорить двенадцать миллионов человек? Разговорник советует запомнить фразу:
Read more... )



orlovanatalya: (Default)
Если наступил сентябрь - урожай должен тучно лежать в закромах, а не путаться под ногами в огороде. Моя мама тщательно выверяет жизнь по календарю. С некоторым его опережением. Это след ударного воспитания советской отличницы: пятилетку в три года, план досрочно, догоним и перегоним. Поэтому к середине августа всё должно браво отцвести и вызреть, уронить урожай в корзинку, пожухнуть и быть выдранным с корнем. Ибо нефиг, зима на носу.

Смену времен года мама чувствует, как перелетная птица, сердцем. Двадцать градусов тепла и зеленая листва ее не смущают. Мало ли нелепостей вокруг. Упрямо не облетавшие листья малины прошлой осенью она пообрывала вручную. Ибо нефиг. Упадут еще потом на снег, а у мамы во всем порядок. Всякие радования осенним цветочкам и мечты о продлении лета - это просто бесхозяйственность и непонимание законов ботаники.

Первые подходы к расчистке земли догола начинаются задолго до бархатного сезона.
- Пойду огурцы выдергаю, - мама настороженно косится на меня, заранее зная, что я кинусь защищать задержавшееся в детородном репродуктивном буйстве растение.
- Ма, а ты пару огурчиков за день еще снимаешь?
- Чё это парочку. Ведрами уже не растут, но десяток-то бывает.
- А зачем тогда выдирать?
- Да разве это огурцы? Висят-висят, за день созреть не могут. И листья уже некрасивые какие-то. Вот ты мне свеклу выкопать не дала, а вдруг завтра дождь? Суши ее потом.


Я сдаюсь: дождю плевать-поливать на мои функции защитника растений и на предсказания метеорологов, хоть они на кофейной гуще, хоть на мышиных костях гадают. Он коварно может нагрянуть. А я мамину свеклу сушить не хочу. Вытирать ведь каждую заставит.

Маньячная мамина тяга к фитоубийствам носит выраженный сезонный характер. Осенний. А летом она любит и холит своих молчаливых толстых подопечных, здоровается с каждым по утрам, переворачивает с бока на бок к солнышку, подкладывает под лежебок бумажки и досочки, чтоб не перепачкались. Каждая клубничина к палочке привязана - для стерильности. Кабачками можно играть в городки, свекла с футбольный мяч, укроп выше моего роста. Но мамина нежность скоротечна и обречена, как любовь семиклассника к учительнице: все, о чем она заботилась, обязано принести полезные плоды и вовремя быть перемолотым в кусторезке. До дождя.

На том стоит ее философия и эстетика. Все нужное должно быть полезным. Все полезное должно быть красивым. Все, что стало некрасивым, должно быть выдрано. А бесполезное вообще нефиг сажать.

Тех, кто сидит (и, не дай бог, лежит) сложа руки, когда другие работают, в маминой семье не уважали. Дружный коллективный труд и взаимовыручка у нее в спинном хребте. Будет с утра до ночи ковыряться со мной рядом, пока лапы не протянет, даже если я занимаюсь какой-то бессмысленной возней с цветами. Сколько труда, - туманно написано при этом у мамы на лице, - а прок какой? Невкусные же совсем! Лучше бы картошку прополола.

Названия цветов для агротехники штука бесполезная, поэтому мама дает им свои, гораздо более понятные имена, иллюстрируемые жестами.
- Ну и корень у этой твоей Длинной-Розовой-Махровой (Руками мама изображает нечто высокое). Как у дуба! Весь день провозилась, выкапывала, - хвастается она мне очередным трудовым подвигом.
- Мальву???? Мамочка, она же многолетняя, я ее два года выращивала(((

Надо признать, цветы мама уже почти не выбрасывает и, раз уж они меня радуют, даже поливает. Ну, так, возбудится иногда, прополет клумбу на метр вглубь. Ибо нефиг, зима на носу.

- Наташенька, ну что ты расстраиваешься? Я помочь хотела, грядку к зиме от травы освободила.
- Мааа, это не трава, это физалис. Его ж невозможно с сорняком спутать - на нем фонарики оранжевые, их даже в темноте видно.
- Видела я ваши фонарики. Раскрыла - а там ни семян, ни ягод. Тьфу.
- Так он декоративный. Но ты ведь и огородный сорт, с ягодками, с корнями выдрала...
- Фигня у него какая-то, а не ягоды. Но я их для тебя собрала. Хочешь, я отцу скажу, он тебе эти фонарики посушит.


Папа сушит физалис, я траурно вздыхаю над осиротевшей клумбой и иду выкапывать бегонию. Цветет, дурочка. Спрячу в подвал, а то кое-кто уже наверняка хищно на нее поглядывал и точил когти.

У мамы всякому овощу свое время. Сейчас нужно мести листья и жечь ботву, потом убирать снег и запасаться торфяными горшочками, затем лелеять рассаду. Потом семена, заброшенные в землю, должны быстро показать маме зеленые головки - желательно в тот же день, ждать она не умеет. Первый огурец она срывает раньше всех в поселке. Картошку выкапывает ровно через 90 дней после посадки. И первая начинает готовиться к зиме.

Мне кажется, если б это было возможно, осенью мама под корень спиливала бы все яблони и выкапывала газон. Чтоб к зиме чисто было. А весной бы заново сажала.

Весна у мамы наступает примерно в январе.



orlovanatalya: (Default)
Первый рабочий телефон на моем первом рабочем столе был задорного лягушачьего цвета, с белым диском, пузатый, как Черчилль. По черчиллю часто звонили женщины и просили позвать ВасильИваныча. Мне было семнадцать, ему было за пятьдесят, и мне казалось, что сорок девять из них он работает корреспондентом в нашей редакции. Десять месяцев из двенадцати он летал по городу в надвинутой на нос шляпе, в сером плаще-болонья с развевающимися от стремительной ходьбы полами, с фотоаппаратом на груди. Провинциальные дамочки млели, черчилль звонил. ВасильИваныч влетал в кабинет на мой зов, делал «книксен» лицом, и шептал в трубку «Аллеее…»

Звучали такие полу-диалоги (вторую прекрасную половину мне, конечно, не было слышно – все фразы принадлежат Ромео):
- Да, доброе утро. А кто это?
- Аааа, это ТЫ, как я рад!
- Да нет, не побеспокоила, хорошо, что позвонила!
- Почему не удивлен, я удивлен.
- Да, я понимаю, что мы давно не виделись. Но я все равно надеялся, что ты позвонишь, поэтому не удивился. Ну расскажи, как у тебя дела, что нового?
- Ничего нового? Мммм. А где ты сейчас живешь?
- Все там же? Мммм. А где сейчас работаешь?
- И работаешь все там же? Мммм. А как семья?
- Все еще одна? Отчего же, такая прекрасная женщина… Ну, не стоило, я не стою никаких жертв. Да, конечно, конечно, увидимся. Не знаю пока, когда, столько дел, столько дел. Я тебе позвоню. Как-нибудь позвоню. А номер… А, и номер все тот же. Хорошо, не грусти, позвоню.

Ромео опускал трубку и вздыхал: «Если б я только понял, кто это… Неудобно напрямую спросить»… И убегал выполнять норму строк и стрелять трешку в долг. У меня не брал – звал «наша юная пионэрка» или «мой юный коллэга». Долги он вписывал в блокнотик между заметками для репортажей, меня по молодости несовершеннолетних лет в списки кредиторов принципиально не включал.

- Знаешь, а Вася был очень красивый в молодости, - сказала корректор Зара, - и он образованный и добрый человек, всем готов помогать, везде у него друзья. Романтик. Даром что сильно пьющий. Между прочим, мне Фета открыл. Столько стихов наизусть знает. Дамы не могут устоять.

Увы, писал ВасильИваныч плохо, несмотря на доброту и знание русской поэзии. Из перлов запомнилось: "Теперь она передает девочкам-школьницам секреты женского мастерства" - про пожилую учительницу труда...  Впрочем, его любили и ляпы прощали. И пристрастие к дешевым плодово-выгодным напиткам в редакции тоже не порицалось в силу всеобщности: вечерами народ дружно собирался под зеленой лампой редактора и даже в самые антиалкогольные времена потягивал «чай» из невключаемого электрического самовара, но днем мелькать перед посетителями в возбужденном состоянии было запрещено. За преступание временной черты ВасильИваныча разбирали на собраниях, как Афоню. Он делал очень озабоченный вид и книксен лицом, доставал свой блокнотик и конспектировал обличительную речь редактора.

- Успели записать, Василий Иванович? – ядовито интересовался редактор.
«Помедленнее, я записываю», - прыскала вся контора и ждала конца рабочего дня у самовара. Бегал за вином для «чая» всегда ВасильИваныч.

Я вздыхала и шла за свой ответсековский стол редактировать его писанину: «Вот если человек много читает Льва Толстого – он духовно растет. А если я каждый день читаю ВасильИваныча?.....»

Перед моим первым скоропостижным наивным замужеством ВасильИваныч – единственный – пытался меня отговорить. Пришел в кабинет, покрутил в руках черчилля, подергал себя за нос: «Мой юный коллега… Я тебе ничего не скажу,
  я тебя не встревожу ничуть… Может быть, ты немного торопишься? У тебя такое прекрасное будущее… Ты красивая, умная, особенная девушка, потом выйдешь замуж за инженэра...»

Потом - наступило, мой дорогой ВасильИваныч, через четверть века я вышла замуж за инженера.


orlovanatalya: (Default)

В моем советском детстве, когда колбаса была по два-двадцать,  нас не терзало социальное неравенство. Классовые противоречия мучили только гнилой запад: нам читали рассказ про бедную негритянскую девочку, которой в противных Штатах отказались продать красные башмачки, когда она собиралась в школу. Мы потом играли в волшебную палочку и загадали «быть красивой, чтоб все очумели», «одежду, как из того журнала, как у Иркиной мамы», а одна девочка загадала, «чтобы все белые дети на Земле сидели за партами вместе с черными». В какой-то степени она верна  принципам: стала валютной проституткой в Одессе.

Read more... )
orlovanatalya: (Default)

У Ксюхи два регулярных жениха. Топчутся-толкутся десять лет поочередно, попутно женятся  на других,  детей уже в сумме штук пять  завели – а Ксюха всё про запас. «Тьфу, - кричит Ксюха, переворачивая на сковородке очередной вспенившийся золотой блин - да я бы уже и дверь в дом досками крест-накрест заколотила и не пускала ни того, ни другого, да альтернативы  - никакой».

Таких блинов, как Ксюха, никто жарить не умеет. «Поролоновые», - нашел когда-то слово наш друг Авдеич.  Блины впрямь какие-то в стотыщщщщ дырочек, тянутся, как резиновые, а  вкус…. Мммм!  Гора выше самовара исчезает внутри окружающих самовар блиноедов как в мультике: бац! – и нет горы.  Вот тебе и резиновый поролон. Авдеич смотрит на Ксюху круглыми и масляными, как блины, глазами, но в женихи ему  нельзя: он честный человек и безоговорочно женат.  Альтернативы – никакой.

Мне кажется, что вокруг девушек с такими испаряющимися блинами альтернативные холостяки, изгоревавшиеся по кухонным ароматам, должны кружить стаями, хищно сужая круги.  Возле блинов женихи должны заводиться сами собой. Ан нет. В смысле –

Чиать дальше )
orlovanatalya: (Default)

Вы встречали? - бывают такие нетипичные роковые женщины: на первый взгляд невзрачная мышка с косичкой-хвостиком, глазки лягушачьего цвета, носик в конопушках, грудь нулевого размера. Ничего не подкрашивает, не подкладывает, не накачивает, не выпячивает, не утягивает, не выщипывает и не фотошопит. От сигаретного дыма чихает, после девяти не гуляет, из увлечений – бабушкин рецепт шарлотки и детсадовская коробка с фантиками. А в результате проживет такую яркую жизнь, полную страстей, что светским львицам впору от зависти локти кусать, причем левый через правое плечо: три мужа, два развода, красавцы-сыновья, полученное от тети из-за границы наследство, письма таинственного незнакомца, богатые любовники - и трое из них уже отравились из любви к ней. А остальные фехтуют с мужьями на давших осечку арбалетах.

 

У моей одноклассницы Любки были даже не конопушки, а конопухи: на обычном носу они бы теснились, наползая друг на друга, а на Любкином гуляли свободно. А еще у нее была черная коса с мою руку толщиной и сшитое мамой платье с квадратным воротничком. В общем, в пятнадцать лет она уже выглядела как настоящая бухгалтерша. И – чего никогда не всосет слабый розовенький мозг этих, которые вывешивают в инете свои фото в колготах в сеточку и леопардовых стриптиз-тряпочках – мальчишки уже тогда смотрели на нее особым серьезным взглядом. Школьную звезду Лику, благоухающую на весь класс маминой парфюмерией, приглашали на поздние свидания, а Любке помогали таскать тяжелый старенький портфель, и в день рождения на парту кто-то поставил стаканчик с подснежниками. Кто ж знал, что мужчины с детского сада начинают делить девочек на таких, которых надо побеждать публично, чтобы все завидовали, и тех,  кто после девяти на улицу не пойдет. И пусть себе пока сидит. Когда-нибудь, потом, когда станем большими, именно она будет звонить: «Ты когда сегодня с работы? А то дети уже спят, картошка стынет».

 

Read more... )

 

orlovanatalya: (Default)

Ничего интересного в спинке дивана вы не найдете, заявляю ответственно, как опытный диванорисечер. Я изучала ее регулярно: деревяшка, обмотанная ватой и тряпками, вот и все. На моем - тряпка зеленая, и я дырявлю ее глазами всегда, когда такая же зеленая тоска на душе. Ну, так у меня повелось: легче мысленно рассказать все молчаливому четвероногому другу, чем одушевленным нифиганепонимающим в моих проблемах слушателям.

 

Однажды

Read more... )Read more... )

тоже скоропостижно стал свободным.

 

Спросив «как муж» и получив традиционное «объелся груш» и прочий список лексических конструкций, помогающих перевести в шутку неловкость сообщения, что счастливое семейное положение изменилось на еще более счастливое, приятель вдруг встал в стойку охотничьего сеттера на утином болоте. Нет, польстила, пожалуй: он стал похож на суслика, вытянувшегося столбиком и принюхивающегося к острому пряному аромату какой-то суслинской еды, заколосившейся в степи.

 

Оказывается, Суслик недавно вернулся из экзотического путешествия за семь морей и очень-очень хотел показать мне запечатленных на видео всяких слонов и дикобразов.

 

Я автоматически выполнила пару традиционных русских гостеприимных поясных поклонов и велком-полукругов руками, мол, милости просим и вас, и ваших слонов и дикобразов,  а сама внутри просто обмерла сперепугу.

 

Во-первых, больше года из мужчин, кроме коллег по работе, моим собеседником был только диван. Причем к телу был допущен исключительно он.

 

Во-вторых, беду мы поровну делили с небольшой такой еще моей дочерью,  характером уже со Шварценеггера, но размером пока с пятиклассницу. Дочь размером с ребенка фактически вела дома хозяйство, пока я крутилась на  трех работах, писала мне ядовитые смски «ужин не готовишь -  хотя бы майонеза купи», воевала с вечно ломающейся стиральной машинкой и категорически не оставалась ночевать у бабушки. Она чувствовала за меня ответственность и старалась быть рядом. Даже о том, что ее в прошлом благополучный непьющий папенька по неведомым причинам сбился с пути и вакуум от отсутствия алкоголя заполнил героином, мелкая дочь узнала раньше меня. Когда я, наконец решилась ей, резко повзрослевшей, объяснить, почему не сохранилась наша дружная в прошлом семья, она пожала плечами: «От тебя он прятался, и ты все время работала, а я-то днем из школы приходила. Я просто сказать не решилась – тебя очень жалко было».

 

Ну и как, скажите на милость, я должна была ей объяснить, мол, слоны и дикобразы тоже кончатся лежанием на диване, только в подзабытой позе на спине?

 

Я не была к этому готова, но все же чувствовала: плацдарм надо расчистить. Сказав от имени дивана себе «сколько можно», и «ты же живая», и «между прочим, ты уже год не замужем, а живешь стерильно, будто он в командировку уехал» и «блин, тебе не надоело, что он каждую неделю дверь выламывает из-за пустых (увы, пустых!!!) подозрений - ты имеешь право на новую жизнь» и даже «дура-дура-дура!» я  решилась на отчаянный шаг. Выдохнув, как перед прыжком с парашютом, я призвала в подельницы свою маму:

- Але, маааа, у меня вечером встреча, ну, ты понимаешь, забери маленькую после школы к себе…

- Понимаю. Но она же не пойдет!

- Ну, уговори, скажи, что меня до утра не будет. Я сама не могу… И ключи у нее забери.

- Ты с ума сошла? Когда она давала мне свои ключи? У нее же только вместе с руками что-то оторвать можно.

- Мам, ну что же мне теперь, сто лет под замком сидеть? Скажи, что я велела дубликат сделать, все время же теряет.

- Наташенька, твой ребенок сам решает, что правильно, вот привяжет меня к батарее и уйдет…

- Привяжите сегодня друг друга, но дайте, наконец, мне от батареи отвязаться! - взмолилась я и пошла открывать дверь сусловидному погонщику слонов.

 

Суслик вывалил на хрустнувший журнальный столик пару повозок с фруктами, которыми смело можно было бы накормить стадо из ста-ста пятидесяти слоноголов, сунул кассету в видик, поводил носом, отыскивая в воздухе, наверно, свои степные сусличьи афродизиаки, и сразу пошел в атаку: одну руку на коленку, вторую на пуговицы, третью… А, нет, размечталась -  дальше коленки слоновий пастух двинуться не успел, в дверь кто-то зазвонил.

 

Я жутко смутилась и испугалась.

 

Ну попробуйте на минутку представить: провинциальная барышня, которая десять лет была непробиваемо замужем и даже за год от верности не отвыкла, с полной головой библейской мудрости и заветов бывшей пионерки и строителя коммунизма – как я могла открыть кому-то дверь, когда в моей квартире какой-то МУЖЧИНА???

 

- Нетттт!, - зашипела я, - я не открою, сиди тихо!

- А кто это, - удивился Суслик, - бывший что ли?

- Не знаю кто, не он – он мою дверь как пушинку выносит, я уже и не ремонтрую, на паре гвоздей держится. Соседка за солью, но - не дыши!

 

Не дышать пришлось минимум полчаса. Неведомый визитер оказался на удивление упрямым и настойчивым. Терзание дверного звонка и стук в дверь прерывались только на телефонные звонки – очевидно, что кто-то сбегал с пятого этажа к будке у подъезда, слушал длинные гудки и снова взлетал на пятый, чтобы продолжать долбиться в дверь.

 

Можете представить мое состояние? Ведьма, за которой гонится вся испанская инквизиция, наверняка чувствовала бы себя менее затравленной. Суслик, однако, оказался обладателем такой же крепкой нервной системы, как дверной мучитель: один успевал вцепиться в коленку и в пуговицу в короткий промежуток, пока второй кубарем катился с пятого этажа к телефонной будке.

 

На исходе часа, когда дверь снова угрожающе затрещала, мое терпение кончилось и злость оказалась сильней боязни конфуза.

 

- Убери лапы с моей ноги и уберись уже сам, - рявкнула я на опешившего Суслика, - я хочу посмотреть, кто такой хилый весь вечер ломится  в мою злополучную дверь!


В этот момент хлипкий косяк не выдержал, гвоздь выскочил, и на рухнувшей двери, как на салазках, в квартиру въехала … моя зареванная доча.

 

Она со свистом доехала до середины прихожей, носом уткнулась в мужские ботинки и завершила паровозный гудок неожиданным уточнением:

- АААААААМАААААМММААА, я забыла в холодильнике свой йогурт!

 

Пояснение для непосвященных: линекса и бифидумбактрима тогда в глубинке в глаза никто не видел, и всякие расстройства в животе мы по-деревенски лечили живыми кефирами. И как раз накануне местный детский врач, которого моя мелкая с яселек уважительно звала АйболитАлексеич, прописал нехитрую процедуру и нашей семейке.

 

Дальше все шло уже мирно: я вытурила невозмутимого Суслика, ронявшего по пути свои ананасы и еще целившегося к коленке;  позвонила маме, которая, как выяснилось, несмотря на свои мудрые шестьдесят лет, поняла из моих намеков, что я задерживаюсь на деловой встрече и сама отправила внучку с визитом в холодильник; мы снова приладили дверь к косяку, для надежности вколотили третий гвоздь и сели доедать фрукты, которые наронял по дороге невезучий Суслик.

 

- Дочь, а ты знаешь, что такое импотент?

- Примерно догадываюсь. У него будут проблемы?

- У этого – точно нет. Но ведь мог и нормальный человек в гости зайти.

- Мам, а ты могла б не с бабулей, а со мной напрямую договариваться. Замок ведь изнутри был закрыт, я ключ вставить не могла и подумала, что с тобой что-то случилось. Могла по стене  на пятый вертикально влезть…

 

Знаешь, брат-диван, я победила  ту старую историю: смешно вспоминать и дочкиного папочку, и тех сусликов,  давно оставшихся в другом далеком городе, в прежней, уже не моей, жизни. Победила верность недостойному ее мужчине, победила деревенскую застенчивость и оглядку на мораль соседей. Все страхи позади, и дверь крепка, и мужчина, который теперь рядом, тоже.

 Но с дочкой с тех пор обо всем договариваюсь напрямую. Ну мало ли: дверь-дверью, но и доча уже размером не с пятиклассницу.

orlovanatalya: (Default)
Смотрю я, к примеру, на какого-нибудь Петю. Или Семена Теодоровича. Или Васю. Вася как Вася. Небритый. Говорят, посуду не моет.

А какая-то нежная девушка смотрит на него и видит – ну ангел же! И глаза у него особенные, и в глазах душа. Просто на первый взгляд никому не видно. Надо только отучить его окурки мимо урны бросать и все заметят, какой он добрый. Мне этот секрет философ Владимир Сергеевич Соловьев разъяснил.

«Всем известно, - сказал Владимир Сергеевич, - что при любви непременно бывает особенная идеализация любимого предмета, который представляется любящему совершенно в другом свете, нежели в каком его видят посторонние люди. И для него, впрочем, этот любовный свет скоро исчезает, но следует ли отсюда, что он был ложным, что это была только субъективная иллюзия

Не-а, - говорит дальше Владимир Сергеевич, - нифига не иллюзия. И убедительно объясняет разницу между кротом и человеком. Второй, даже если небрит и посуду не моет, заключает в себе образ Божий. Однако одноклассники и соседи за небритостью этот прекрасный образ в белом фраке различают плохо. Бог для каждого сотворил прекрасную душу, но мир человеческий так грязен и заплеван, что на душу уже к третьему классу столько всякой фигни налипает, не оттереть. И только влюбленные вдруг внезапно и ясно могут увидеть за небритой личностью настоящую прекрасную суть любимого. Ту, которую вдохнул в него бог при рождении, но, которая, сами понимаете, потускнела от ежедневного бытового употребления.

На крота, как я поняла, сколько любящим взором ни смотри, а он всё бездушный грызун.  

Однако и Вася ваш снова в ваших глазах быстро превратится в бездушного грызуна, если меры не принять. «Сила любви, переходя в свет, преобразуя и одухотворяя форму внешних явлений, открывает нам свою объективную мощь, но затем уже дело за нами: мы сами должны понять это откровение и воспользоваться им, чтобы оно не осталось мимолетным и загадочным проблеском какой-то тайны» - говорит Владимир Сергеевич. И поясняет для тупых: смысл любви в борьбе с эгоизмом. Необходим напряженный труд и, если хотите, маленький ежедневный подвиг, чтобы сохранить у себя мимолетный дар видеть через Васину щетину Васину душу, строгать по этому образцу реальный корявый пень пока не получится идеальный буратино, жить в неустанных заботах о нем, и рано или поздно силой любви создать из двух неидеальных человеков абсолютное прекрасное единство.

Нет у меня стройной теории о смысле любви, как у Владимира Сергеевича. Только чувство, теплое, словно горсть цветных камушков в руке. Пересыпала-пересыпала и сложила имя. Имя у милого – такое же, как было у моего дедушки. Старинное и доброе. В честь Деда Мороза. Одна знакомая как-то на море поехала. И тоже имя любимого на песке написала. И приписала, к нему, конечно «…+ Галя = любовь». Волна набежала и смыла. Галя снова нацарапала прутиком прекрасную формулу. Море вспенилось бурливо, смыло и имена, и любовь, и Галю волной с ног сбило. Галя высохла, ракушки и водоросли из купальника вытряхнула и поехала домой – а у жениха уже другая невеста.

Через десять лет Галя сказала: «Вот и хорошо. Я его недавно видела – небритый какой-то. Говорят, он даже посуду не моет».

Дочкин жених посуду иногда моет. Он даже пытался помогать нам домашние пельмени лепить. Тесто месил. Но чё-та мы с ним не домесили: тесто липло к рукам и всем остальным выпуклостям на кухне, как в мультике про Тридесятое царство, пельмени открывали рты и показывали нам языки из мяса. Павлик слепил четыре загадочных бело-красных ватрушки размером со свой кулак, заскучал и, удаляясь с кухни, деликатно предложил: «Ну, надо что месить будет, зовите».

- Мам, ты знаешь, мы когда познакомились, я вилку уронила. На вечеринке у друзей. А он встал и чистую принес. Я чуть не заплакала от благодарности и с непривычки. Потому что я же всю жизнь для себя все сама делаю.

Слушаю дочку и думаю: что мы любим в наших мальчиках? Интеллект, силу, карие глаза, широкие плечи? Какую-то особенную-особенность? А не свой ли собственный эгоизм, вопреки теориям любимого мною бородатого дореволюционного философа - прототипа Алеши Карамазова? Какие б мы ни были разные – задерганная усталая бизнес-тётя или пухлая бездельница на выданье – каждая ждет, что однажды кто-то принесет ей ту вилку, которую до этого никто не приносил. Он может быть небритым кротом, но однажды вовремя окажется рядом и сделает для нее что-то, что остальные не догадались. Ну мало ли вилок под ногами валяется.

И потом она будет сама приносить ему вилки (колбасу, бритву, чистые трусы, газету, детей на ночной поцелуй) до скончания их жизни. Пока любовь будет давать ей особое зрение, позволяющее каждый день видеть в этом мужчине ангела.

***
Постскриптум.

Сколько-то там лет назад у меня в ванне застряла пробка. Насмерть и беспросветно. Скрипнул оторвавшийся тросик – и я осталась в луже перед дилеммой: пустить по мыльному озеру желтых резиновых уточек и жить немытой или покупать новое жилье с незакупоренной сантехникой. Ножи, иглы, бритвы и другие девайсы оказались бессильны против гладкой, как зеркало, заглушки. Я ездила мыть голову к подруге на другой конец Москвы, потихоньку вычерпывала мыльную водичку ковшиком и подвергалась обстрелу всеобщими шутками и советами.

И только один знакомый офицер в отставке, с военно-инженерным артиллеристским образованием, услышав о моей непроливайке, хмыкнул «профессиональная медицинская помощь нужна?» (цитата, кто не узнал), приехал, посмотрел, спросил «будем ванну ломать или что-нибудь придумаем?», покурил, сидя на крышке унитаза, а потом попросил бутылку растительного масла.

- Пфе, - подумала я как блондинка, - вода стояла, иголки не лезут, с чего он взял, что масло просочится и поможет?

А мой артиллерист взял клей-момент, свинтил крышечку с масла, приклеил ее к пробке и – чпок! – вытащил пробку, признался мне в любви, переехал ко мне жить, развелся, купил мне серьги с голубыми камушками, обошел со мной пешком Рим, Мадрид, Париж и Коломну, отремонтировал дом своих родителей, в котором теперь живут мои старики, женился на мне и накрывает меня по ночам одеялом, когда холодно. Я полюбила его за красоту инженерного решения. Время идет, а мы по-прежнему видим друг в друге ангелов. Верим в этих ангелов - поэтому и обвенчались.


orlovanatalya: (Default)
Снова слушала прекрасную скрипку Дмитрия Когана.

У нас с моей подругой Мур в портфолио – собрание топографически-блондинских историй. Однажды мы перепутали два театра Станиславского, и в оба нас пустили без билетов. А позавчера Мур заблудилась в поисках светской тусовки в ГУМе. Поэтому сегодня мы неслись по улице, сшибая прохожих – чтобы было время добраться до нужного места, если вдруг консерваторию с филармонией спутаем. В билеты, конечно, посмотрели только на входе.

Полный зал, музыкальные худенькие гардеробщицы не справлялись. Коган играл на легендарной скрипке «Ребрехт» Джузеппе Гварнери. Самая элегантная поп-классика: Витали, Моцарт, Боккерини, Тартини, Бах… Во втором отделении Когану дал передохнуть Игорь Федоров с кларнетом, умудрявшийся дирижировать оркестром, не поворачиваясь к нему лицом и не выпуская кларнета из рук. Юдина пела Царицу Ночи из «Волшебной флейты» и Розину из «Севильского цирюльника», а Пастер - романс из «Любовного напитка» Доницетти и арию из оперы «Турандот». Мне все время хотелось сказать: боже, и ведь ни разу не сфальшивил. Надо же, чтобы из живого человека получались такие звуки.

Мне кажется, у Когана даже по походке видно, что он сын и внук целых четырех музыкантов сразу и на сцене с шести лет. Скрипка у него под подбородком - как прилипшая. Когда он встает на сцене на цыпочки, тоже хочется вслед за ним то вытягиваться в струнку, то приседать, то пританцовывать в такт музыке.

Под занавес – шикарная фантазия на тему «Порги и Бесс» Гершвина. И, как всегда, несколько раз бисировали. Самые нетерпеливые занимали очередь к стройным гардеробщицам, а я опять покрывалась мурашками от Астора Пьяццоллы, и Мур кричала "Браво!" за венгерский танец. Видимо, это как духи: каждый отзывается на свои резонансные ноты и ароматы. Вроде мне мама на ночь аргентинских танго не пела (и неаргентинских тоже, и вообще не пела), но от Пьяцоллы струнка какая-то звенит. В левом ухе. И эпизод, когда оркестр ногами дробь отбивает, всегда жду с нетерпением – трам-пара-рам-бзденьк!

Из достижений: вчера нигде не заблудились (только места в ряду перепутали, но они сами виноваты - кто же за седьмым сзади шестое ставит?); один раз потеряли телефон, но сразу нашли; практичная Мур сразу запомнила, где буфет, и в очереди мы были вторыми. А еще в консерватории очень музыкальные урны для бумаги в туалете: они отбивают такой гулкий звон крышками, что дамы принимают его за второй звонок. Очередь быстрей рассасывается. 

Чтоб вы знали: для упорных Коган, по сути, всегда играет вторую программу.






Profile

orlovanatalya: (Default)
orlovanatalya

February 2013

S M T W T F S
     12
3456789
10 111213141516
17181920212223
2425262728  

Syndicate

RSS Atom

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Dec. 10th, 2016 08:44 am
Powered by Dreamwidth Studios